ART1 посмотрел, как труппа справилась с вызовами сложной постановки.

Спектакль «Забыть Герострата!» по пьесе Григория Горина идет в Театре Дождей с 2006 года и стал его визитной карточкой, которую театр неизменно предъявляет на гастролях. Сложный для постановки материал советского драматурга в «дождевой» интерпретации смог соединить античный размах и камерность собственной сцены. ART1 изучал, как труппа Театра Дождей справляется с подводными камнями произведения.

Дидактичность пьесы Григория Горина, суховатый, чисто литературный персонаж путешественника во времени, горящий храм колоссального размера, бушующая толпа жителей античного города как участник происходящего, схематичность основных героев — вот вызовы, с которыми сталкивается небольшая труппа на маленькой сцене, когда берется за постановку этой пьесы, пытаясь вдохнуть жизнь в текст.

Я не сразу понял, справляется ли Театр Дождей с этим подводными камнями, и это сделало наблюдение за спектаклем еще более интригующим занятием. Планку всему процессу задала игра Александра Шведова в главной роли. По сравнению с другими героями, этот персонаж слишком перегружен — он в одном лице и городской сумасшедший, и заурядный бакалейщик-простак, и пьяница-неудачник, и одновременно философ, поэт, стратег и искусный интриган.

Если увлечься раскрытием каждой из его сторон, то персонаж может рассыпаться. Однако Шведов уверенно играет его в собственном ровном стиле и при этом дает понять, что перед нами не простак, а эпицентр, вокруг которого будет закручиваться вся воронка событий. В дальнейшем, после преображения своего героя из опустившегося уличного торговца в хитрого политика, актер избегает создания чрезмерного контраста.

Анатолий Рычагов в роли стереотипного справедливого судьи без особого напряжения делает ровно столько, сколько требует от него пьеса, как и Валерий Саломахин (Тиссаферн). Впрочем, чувствуется, что и другим актерам сложно раскрыться в рамках схематичных образов, но этого в нашем случае и не требуется.

Сценография и костюмы не вызывает особых вопросов, кроме спорной попытки скрестить современные аскетичные приемы и недотянутую прямолинейную изобразительность. Я обычно обращаю на это внимание, но рядовому зрителю будет вполне комфортно за этим наблюдать.

Удачным решением надо признать появление в спектакле интермедий с пантомимой. Это решает сразу ряд задач — повышает уровень зрелищности камерной пьесы, разбавляет ощущение явного недостатка действующих лиц (при таких глобальных для большого города событий) и переносит уровень эстетического восприятия постановки на другой уровень, поскольку поставлены номера весьма неплохо.

Главное, чем меня удивила эта постановка — это ее бурное обсуждение юными зрителями в антракте и после спектакля. Гости не просто ограничились обычными для перекура разговорами на уровне «понравилось, не понравилось», а занялись вдумчивыми и серьезными рассуждениями о феномене Герострата. Это значит, Театр Дождей попал этой постановкой в нужную точку.

Текст: Павел Черепанов

Фото: vk.com/gerostrat_td