В ходе рубрики «Ретропоказ» ART1 снова погрузился в темноту параллельной реальности картины 1997 года.

Фильм Дэвида Линча «Шоссе в никуда» принято считать самым спорным фильмом режиссера. Картина была раскритикована более чем в 40 известных печатных изданиях. Негативные отзывы в большей степени характеризуются сложностью сюжета. Немногочисленные положительные рецензии отмечают смелость режиссера и уникальность нелинейного повествования. ART1 снова погрузился в темноту параллельной реальности картины 1997 года и сквозь головную боль открыл ее новые грани.

Дэвид Линч — один из самых неоднозначных режиссеров современности. Его работы не для широкой аудитории. Фильмы Линча можно отнести к жанру мистического триллера. Жуткие вещи происходят в его картинах: они угнетающие, странные, необъяснимые, и каждый раз хочется еще. Но только после того, как избавишься от головной боли. И после визита к психотерапевту.

Фильм начинается с фразы «Дик Лоран мертв». Об этом главному герою Фреду Мэдисону сообщает загадочный голос из трубки домофона. Следующие два часа зритель пытается выбраться из зловещего лабиринта разума создателя, путается в красных занавесках, пытается справиться с накатывающим желанием сделать звук тише и убавить яркость. Закольцованное повествование к концу картины приводит нас к той же трубке домофона, но уже с обратной стороны говорящего «Дик Лоран мертв». Петля замкнулась. А разгадка едва выглянула из темноты.

Копаться в сюжете можно бесконечно долго или не копаться вообще. «Шоссе в никуда» — это не «Твин Пикс» и даже не «Малхолланд Драйв»: разжевывать сюжет и указывать пальцем на ответы никто не будет. Сам режиссер считает, что история «достаточно прямолинейна». «Я не знаю, почему люди думают, что у искусства обязательно должен быть какой-то смысл. Они должны понять тот факт, что сама жизнь — бессмысленна», — говорил он.

Чтобы понять Линча, нужно думать как Линч. Соавтор сценария Барри Гиффорд в своих объяснениях также был весьма уклончив, выдавая за разгадку историю болезни человека, который не в состоянии справиться с последствиями своих действий. Смысла здесь куда больше. А Линч — не то, чем кажется.

Атмосфера фильма — это отдельная тема. Пробираясь сквозь неизменные красные занавески, зритель погружается в темноту. Тени гуляют по стенам, приглушенный звук сменяется полнейшей звукоизоляцией, а уже через секунду бьет по ушам разрывающимся телефонным звонком. Темнота сменяется ярким светом, и начинаешь понимать безумие главного героя.

Стреляющая головная боль от таких перепадов заставляет сомневаться в собственной реальности. Ты точно смотришь фильм? Или находишься в зловещем вигваме? Может это параллельная реальность, где ты медленно погружаешься во тьму? Блестящая операторская работа и звуковое сопровождение. По крайней мере, хочется надеяться, что идея именно в этом, и каждый зритель испытывает те же чувства. Линч умело играет мрачную шутку с твоим воображением, заставляющую искажать собственную реальность.

После просмотра творчества Линча вопросов возникает больше, чем ответов. Но «Шоссе в никуда» — это именно тот случай, когда думать над разгадкой не хочется вовсе. К концу фильма ловишь себя на мысли, что суть творения Линча — не в запутанности сюжета. Суть вообще не в сценарии, идее или развязке. Суть в том, чтобы давить на разум. Суть в том, чтобы окунуть зрителя в атмосферу полнейшей растерянности, безумия и медленно, шаг за шагом уничтожать адекватное восприятие реальности.

Если после просмотра «Шоссе в никуда», вам все предельно ясно, то вероятно с вами что-то не так. Если после просмотра у вас стучит в висках и слегка помутился рассудок, то Линч выполнил свою задачу.

Ознакомьтесь с другими нашими текстами из рубрики «Ретропоказ»: рецензией на «Залечь на дно в Брюгге» и «Леона», обзором самых значимых фильмов с Чарли Чаплиным и подборкой картин Паоло Соррентино.

Текст: Юлия Салихова