ART1 вместе с другими посетителями оказался в прошлом, искаженном на современный лад.

С 19 июля до 22 сентября в ЦВЗ «Манеж» проходит выставка арт-группы AES+F «Предсказания и откровения». В экспозиции представлено более 70 произведений художников: видеоинсталляции, скульптуры, ковры, цифровые коллажи. ART1 вместе с другими посетителями оказался в прошлом искаженном на современный лад и изо всех пытался разглядеть красоту среди общего ужаса.

Первые два экспоната выставки, мимо которых невозможно пройти, — триптихи «Allegoria Sacra. Snow Elegy» и «Allegoria Sacra. Jungle Elegy» — современная аллюзия на «Священную аллегорию» Джованни Беллини. С момента создания оригинала прошло более пяти столетий, а ясной интерпретации смысла и сюжета картины нет до сих пор. AES+F придерживаются мнения о том, что художник изобразил чистилище на берегах рек Стикс и Леты (в древнегреческой мифологии — реки царства мертвых). Современное чистилище художники перенесли в зал ожидания футуристических аэропортов: тут вам и толпа африканских мигрантов, и усыновленные дети обеспеченных гомосексуальных пар в окружении бедных исламских детей, и апостол Павел в образе американского полицейского. Если перетерпели шок и отвращение от этих экспонатов, попробуйте заглянуть за стену.

Там посетителей ждет 40-минутное видео «Inverso Mundus». И снова художники утрируют прошлое на современный лад, то есть интерпретируют гравюры XVI века в жанре «Перевернутый мир», где рыба ловит рыбака, бедный подает милостыню богатому, ребенок наказывает учителя. В работе AES+F все начинается с дворника, который вместо того, чтобы убирать нечистоты, разливает их из шланга, а затем садится в кресло менеджера в роскошном офисе; менеджер из этого же офиса идет тусоваться к мусорным бакам. Там уже ждет свинья, препарирующая мясника на шаверму (да здравствуют зеленые!), и домашние животные-химеры: мопс-осьминог, тюлень-чайка, крысорыба и рыбосвин. Не забыли и про «оду» феминизму: женщины-инквизиторы всех возрастов и любых национальностей на орудиях пыток в стиле ИКЕА издеваются и глумятся над подобиями аполлонов.

Если понравилось, то на выставке есть еще четыре видеоинсталляции, высмеивающие современные реалии. «Последнее восстание» (первая часть трилогии The Liminal Space) подразумевает ад с фантастическим ландшафтом компьютерной игры, в котором постоянно сражаются друг с другом подростки. «Последнее восстание» подкреплено еще и скульптурами на ту же тему: вооруженные дети в причудливых ландшафтах. Только у скульптурных детей еще переодически «отрастают» щупальцы осьминога и хвосты ящериц.

Вторая часть трилогии «Пир Трималхиона» — это своеобразный рай, изящное разложение высшего общества на белых песках сказочного острова, которые дивным образом перетекают в горнолыжные курорты. Третья часть «Allegoria Sacra» — чистилище: ожившие триптихи «Allegoria Sacra. Snow Elegy» и «Allegoria Sacra. Jungle Elegy» из начала экспозиции. Ультрасовременная интерпретация оперы Джакомо Пуччини «Турандот»: принцесса Турандот больше не загадывает загадки потенциальным женихам, она установила радикальный матриархат в китайской постапокалиптической империи 2070 года.

На втором этаже расположилась бедуинская палатка с нашумевшим «Исламским проектом», работа над которым началась в 1996 году. AES+F одели в паранджу Статую Свободы, на музей Гуггенхайма поставили минарет, а на Красную площадь посадили моджахедов, одобрительно смотрящих на прибитые к столбу отрубленные кисти рук. И если поначалу «Исламский проект» воспринимался как искрометный эпатаж и иронично-остроумное воплощение страха запада перед исламской угрозой, то в 2001 году, после крушения башен-близнецов, AES+F назвали арт-пророками.

Текст: Алёна Куслина
Фото: Игорь Логвин